ledi_diana: (Птичка)
Им там здорово. А меня не взяли.
Там куча знакомых и друзей.
Тигра весёлая и велит мне не отвлекать их звонками. Они там сейчас снег чистят.
Говорит, что очень, очень много народу.

Дети едут на Майдан. Мы разбиваемся - ночью Тигра. Днём завтра Санди с Женей, вечером Юля с Тигрой. Я посижу с малышами, хорошо, детки. Я дам вам возможность выйти на Майдан.
Дети вчера стояли на Майдане. Дети сегодня там, с Тигрой.

Ну, какие они дети? Им уже до тридцати некоторым.
Да, всё понятно - но для меня они дети.
- Тигра, ты с кем? - спрашиваю я.
Она перечисляет.
- О, тогда я за тебя спокойна. Тогда здание точно сгорит дотла. - поблёскиваю интеллектом я.
И дав отбой телефонной трубе, вздыхаю. Конечно, они дети.
- Ты поела?
- Почему ты без куртки?
- Тебе плохо?
заботливо я спрашивала у них на ЮКОНе.
Они у меня спрашивали о том же самом. Наверное, я тоже не совершенно взрослая.

... в 2004-м было страшно. Но не так.
Когда вернулись из последнего голосования домой, телевизор не смотрели. Не было в доме телевизора. Мы сами не стали его перевозить из нашей квартиры под городом в съёмную квартиру, где мы жили. В Запорожье.
Интернета в этой квартире тогда тоже не было. В интернет-клубы ходили на час-другой.
После выборов слушали радио Эра. Только оно тогда давало правду.
Вернулись. Послушали. Дети кому-то позвонили, пошептались. И начали одеваться. Пора и истфак устраивали первый запорожский Майдан.
- Саша... Можем ли мы их отпускать? - в ужасе спросила я у мужа.
- Мы не можем их не отпускать. Права не имеем. - ответил он мне.
А назавтра и мы с ним пошли на Майдан.
Дети вскоре уехали в Киев. Страшно мне было? - да ну о чём речь, конечно. Они совсем детьми были. Но совершеннолетними. Голосовали, стало быть. Делали выбор. А значит - мы не можем их не отпускать.
Права не имеем.

Read more... )
ledi_diana: (глазки)
ч.1 http://diana-ledi.livejournal.com/1101003.html

Но как рассказать о Фиме Галаганове, не спев при этом о Грете Дзулис? - без Дзулис не было бы и Фимы, вернее, он был бы, но так и прошёл бы мимо нас незамеченным, потому что, по большому счёту, нечего там было особо замечать, в этом плюгавеньком Фиме Галаганове, моей самой нежной, самой верной, самой чистой любви...
... не то что Дзулис.
Дзулис становилась заметной сразу, повсюду, где она появлялась - в первую очередь благодаря своей обширной заднице, а в очередь вторую - языку своему неудержимому, снабжённому мотором исключительного остроумия - за что и страдала часто, чтобы не сказать постоянно.
Постоянно - ну не припомню я случая, когда бойкий язык Дзулис принёс ей пользу. Хотя - а, нет...
Вот случай всплыл, извольте.

Read more... )
ledi_diana: (утюг)
или
Чемодан системы "дипломат"

посвящается братьям моим, родному и названному, свидетелям, главным участникам спасения, пожаротушения, и главным пострадавшим в истории Чемодана системы "дипломат"

Любили, конечно, безумно.
Любили до слёз, до понимания, что вот если нет, так жизни конец. Любили так, как можно было любить только тогда, в эти шестнадцать-семнадцать-восемнадцать - впрочем, так же, как и сейчас...
Это будет история о восхитительном Фиме Галаганове.
И о том, как любили, конечно.

Любили редко или часто. Зависело от базовых установок, вбитых в хорошенькие головки мамой, пионервожатой, классной учительницей или подружкой в пионерлагере - ну, и от темперамента, конечно.
Умри, но не давай поцелуя без любви!
Любовь не вздохи на скамейке и не прогулки при луне!
С любимыми не расставайтесь, всем сердцем прорастайте в них!
Добро должно быть с кулаками... - а, это уже из других базовых установок, хотя...

Некоторые любили единожды - и всё.
После этого - только Он, навеки, навсегда, на всю жизнь.
Зависело от того, кто первым пригласит на дискотеке и пойдёт провожать от спортзала, где дискотеки случались по пятницам, далее по лестнице с заскоком в Подлестницу на улице, где происходил обычно Первый Поцелуй (таких Подлестниц было две, и очередь на Первый Поцелуй занималась заранее, мальчиками, конечно) - далее по лестнице к общежитию, стоявшему чуть выше учебных корпусов, потом вход, мимо дежурной Доры Моисеевны...
... и тут всё. Стоп, граница на замке, враг не пройдёт, Дора Моисеевна неумолима - но некоторые проходили.
Дора Моисеевна, урождённая Фаина Абрамовна, сменившая родное имя, отчество и фамилию в момент повальной смены регалий евреями - Рабинович становился Дубиным, Вайсберг Петровым, а она вот так, Фаину Абрамовну на Дору Моисеевну...
непонятно было, что и кому хотела доказать, но за такие принципы была уважаема. Люди склонны уважать необъяснимое. Знать, были причины тайные, знать принципы имелись. Не дура ж, чай.
Дора Моисеевна не была дурой, оттого некоторые лазутчики границу нарушали. Небесплатно, разумеется.

Read more... )

ЖОПА

Sep. 9th, 2013 09:51 pm
ledi_diana: (матрица)
Приснилось.
Люди с именами и фамилиями.
Иногда снятся люди - с лицами, именами и фамилиями.
Такие живые, что просыпаясь, точно знаешь - это не плод воображения и быстрых снов. Веришь - где-то есть люди эти, с лицами, именами и фамилиями.
И, может, они ждут тебя.
Возможно, даже зовут...

... как было с Анджелой Стельмах, которая мне снилась в одном, арендованном нами, доме. Во сне тогда сказали мне её фамилию и имя.
Я тогда ещё думала, что она воображенья плод, а потом, спустя полгода после страшных событий, когда неупокоенный дух Анджелы тревожил нас в том доме, нашла я случайно, среди хозяйских бумаг на выброс, справку.
Медицинскую справку на имя Анджелы Стельмах.
В доме, который сдали нам люди с совсем другими именами и фамилиями...

... сегодня - девочка шестнадцати лет. Каштановые волосы до плеч. Юбочка, майка.
Зовут девочку - Алиса Жопа.
Да, вот так. Фамилия такая. Жопа.
Мама её там тоже.
Жопа Ольга.

Мама учительница, и в этом полная катастрофа. Учительница - Ольга Владимировна Жопа.
Ольга Владимировна прекрасный педагог. Она учитель-новатор, так раньше говорили. И дети её очень любят, несмотря на фамилию.
Но дети как дети. Дети обязаны дать учительнице кличку, иначе что это за педогог, без клички - как без классного журнала?
Правда, непонятно, зачем нужна кличка при такой фамилии. Однако, дети выкручиваются как могут. И за глаза говорят:
- Ольга Владимировна Дупа.
Ольга Владимировна преподаёт украинский язык и литературу. И я это точно знаю, пребывая на маленькой кухне небольшой квартирки семейства Жопа.
Квартира эта очень похожа на нашу КВ-41 - поздняя хрущёвка. Такая же Г-образная кухня.
Я пью там травяной чай. К чаю печенье.
Я бы выпила кофе, но в семействе Жопа кофе не признают, как не признают чаи - чёрный, зелёный, листовой, байховый.
Нет, только травяные настои - и вдохновенно рассказывает мне о пользе поглощения Ольга Владимировна - привычно, как в классе, расхаживая по маленькой кухне.

Read more... )
ledi_diana: (матрица)
Посвящается
Гале Петри

... и тебе, мой дорогой.
И тебе.


Когда я была женщиной, я вначале действовала.
Затем я подводила базу под свои действия и разъясняла окружающим и самой себе - зачем и для чего я это сделала. И можете быть уверены - база под действия всегда находилась, что бы я ни сделала.
Когда я была женщиной, я яростно желала подобных разъяснений. Для чего-то они мне были необходимыми, эти озвученные мотивы и следствия моих поступков пост-фактум.
Когда я была женщиной...

Когда я была женщиной, я прежде всего хотела слышать ответы на свои вопросы.
Для чего-то мне очень нужны были ответы на все мои вопросы - и даже на вопросы глупые, или же риторические, или просто брошенные в пространство и обращённые вникуда и никому.

Когда я была женщиной, я очень обижалась на отсутствие ответов.
Особенно я обижалась, когда не получала ответы на вопросы, брошенные вникуда и никому.
Согласитесь, это самые нужные ответы. И вы не согласитесь, только если вы не женщина, конечно.

Read more... )
ledi_diana: (морэ)
Я вам рассказывала про ставок на Попуцыно?
Наверное, рассказывала, и не раз - я никак не могла обойти этот топографический мем, потому что вошёл он в мою жизнь в детстве, и так и шёл рядом, выплывая в разные нужные моменты, как имя-нарицательное, как образ, как метафора, как...
... одним словом Ставок на Попуцыно был для многих людей паролем, иллюстративной картинкой, меткой и точной как любой мем - а только знали этот мем немногие. Ну, пара тысяч людей из нашего посёлка и окрестных сёл.
Ну, пара сотен учителей, которым про этот случай рассказывали на районном педсовещании.

А сейчас кто знал, тот забыл.
Возродим мем!
Поведаем известную когда-то байку про Ставок на Попуцыно

... Что было за Попуцыно, не помнит никто, даже из тех, кто присутствовал при рождении байки
Кажется, это был хуторок, к моменту рождения мема давно стёртый с земли и карт, так, что даже фундаментов хатынок не осталось - тем более, что тогда хаты ставили ещё без фундамента, просто чуть вкапывая в землю.
Остался от Попуцыно только ставок.

Ставков вокруг нашего посёлка было много - стоял посёлок наш на водоразделе, стекая по склону к речке. Посёлок окружён был и украшен гранитными карьерами, как древними, вручную долбленными, так и огромными современными кратерами, выдолбленными взрывами - кратерами диаметров километровых и глубин многоэтажных, если кому вздумалось бы строить многоэтажку в глубокой яме земли - яме, обрамлённой гранитными террасами стен и подтапливаемой холодными чистыми родниками.

А гранитный карьер - это дело такое. Сегодня он карьер, а завтра вдруг, глядишь, ставок, а то и озеро. И здесь всё дело в родниках. Бывало додолбятся до такого, что родники взрывались фонтанами, вода врывалась в карьеры, и тут дай Бог ноги унести - а техника очень часто оставалась на дне.
Мальчишки, бывало, хвастали потом, что доныривали до экскаваторов и грузовиков. Но мы им мало верили. Глубина этих ставков и озёр была местами глубже самого глубокого места Азовского моря - такие сравнения нам вдалбливали в школе, а школе что ж не верить? - Верили.

И страшно было купаться в этих ставках и озёрах. Плавали, представляя, что вот под нами, очень глубоко, стоят суровые экскаваторы, поросшие водорослями грузовики, не спасённые, погибшие под хлынувшей в кратер, водой. И обязательно выдумывались погибшие каменотёсы, или какой-то водитель бульдозера, который смело побежал спасать свой бульдозер, да так в кабине и погиб.
Без таких легенд никак. Представляете, как прикольно рассказать девчонкам про погибшего бульдозериста, а потом, когда пойдут девчонки купаться, нырнуть за скалой тихонько, подплыть под водой и дёрнуть девчонку за ногу - визгу на весь бывший карьер. А в озере-карьере визжать вообще прикольно, эхо отбивается от каменных стен, а иногда заходит погулять в гранитные пещеры и, заблудившись, возвращается, когда о нём уже все забыли.

Read more... )
ledi_diana: (долго гнать...)
ч.1 http://diana-ledi.livejournal.com/1063168.html
ч.2 http://diana-ledi.livejournal.com/1063557.html
ч.3 http://diana-ledi.livejournal.com/1063827.html


… утро началось поздно.
- Ну вставай же! – голосом Райки крикнула мне волна, расшатавшая мою кровать.
- Не хочу. – пробормотала я и уползла с головой под одеяло.
- Обход скоро! – негромко сказала вторая волна, пришедшая с другой стороны кровати.

Я вылезла из-под одеяла и открыла глаза.
Светка сидела на кровати и чистила пилочкой ногти.
- Обход скоро, вставай. – сухо повторила она мне.
- Совсем замучили ночью ребёнка. – сказала с другой стороны Райка.

- А когда пришла Света? – спросила я у Райки, когда мы вместе чистили зубы в женском туалете, том самом, где окна на морг, но утром это совершенно не страшно.
- Утром пришла. Да я сама спала, не знаю. А что? – ответила мне Райка, выполаскивая зубную пасту обязательным зубным бальзамом.
Райка тщательно следила за состоянием зубов и обязательно полоскала их бальзамом после чистки.

Я сама не знала, почему я спросила. Я не понимала, почему мне хочется теперь думать о Светке и Райке. И почему так тоскливо становится, когда я думаю о них – как будто волны, идущие от их кроватей, не докачали кровать мою, как песенку не допели.

Может, поэтому, а ещё потому что Светка наконец настолько обратила на меня внимание, что даже сказала «Обход скоро, вставай» - я и решилась спросить её о тенях для век.

- А почему ты не красишь веки тенями? – спросила я у чистой, белой, аккуратной и причёсанной, как будто не было того страшного ночного приступа, Светки.

Она оторвалась от ногтей, внимательно посмотрела на меня, как будто заметила впервые и сказала:
- Я крашу.
- Когда? – удивилась я.

Она вдруг улыбнулась.
- Покажи свою косметику. – почему-то попросила она.

Read more... )
ledi_diana: (долго гнать...)
ч.1 http://diana-ledi.livejournal.com/1063168.html
ч.2 http://diana-ledi.livejournal.com/1063557.html
ч.3 http://diana-ledi.livejournal.com/1063827.html
окончание http://diana-ledi.livejournal.com/1064015.html


Папа приходил ко мне в два часа дня. Как раз после обеда и за час до тихого часа. И мы даже успевали погулять по двору. Тогда многие гуляли, и папа фотографировал всех. А на следующий день привозил всем фотографии. Я знала, что для того, чтобы привезти фотографии на следующий день, папе приходилось полночи сидеть в своей маленькой комнатке, которая у нас дома называлась фотолабораторией – потом ещё проснуться рано, чтобы отглянцевать эти фотографии. Но папа чаще всего всё это успевал. Он знал, как важно людям быстро получить свои фотографии.
Понятно, что папа все эти фотографии просто дарил. Он дарил их медсёстрам и врачам, больным и приходящим к ним родственникам.
Это было дороговато. Я понимала. И все тоже понимали. И даже предлагали папе деньги.
Но они делали это только раз, а больше никогда. Потому что папа так картинно шарахался, так артистично возмущался, что все сразу начинали смеяться. Там, где появлялся мой папа, всегда все начинали смеяться.
Но и неудобно им было за своё предложение. Некоторые даже краснели. Райка покраснела.
Когда она предложила папе деньги за фотографии, папа сказал что-то смешное. Райка отсмеялась, но всё же настаивала. И тогда папа сказал ей что-то тихо. И Райка покраснела. Потом весь вечер была грустной. А мне сказала восхищённо-уважительно:
- Какой человек твой папа… Такой человек… Такой… - и слов не подобрала.
А мне до сих пор интересно, что же он ей сказал тогда.

Однажды папа не пришёл в два часа, и я начала плакать.
Мне было стыдно, ну право – я была уже взрослой, мне уже было семнадцать лет, ещё немного – и уже старость. Старость маячила двадцатилетием. Я не представляла, как можно жить после двадцати, когда уже начинается увядание. Но пока было только семнадцать, можно было не думать о неприятном, а даже слегка погордиться взрослостью.
Но когда папа не приехал, я начала плакать, как маленькая. Я вышла из палаты, и стояла в коридоре у окна. И плакала, не поворачиваясь к людям.
Люди были – Светка и Витя.
Светка и Витя сидели в углу коридора, где нет лампочки. И там сумрачно даже днём. Потому что коридоры узкие, и окна узкие.
И Светка и Витя сидели там почти всё время. Потому что там было удобно целоваться. Но целоваться они начинали только после пяти, когда уходили врачи. А до пяти они просто сидели, и Витя держал Светкину руку в своей.
Светка – красивая белая девушка из нашей палаты. Её кровать стояла возле моей кровати, и это было хорошо. Потому что от Светки всегда шёл хороший запах.
Даже Райка не имела такого запаха, как Светка. А от остальных иногда совсем плохо пахло, потому что душ в больнице не всегда работал, а батареи работали всегда, и очень сильно. И было жарко, все потели. А когда десять человек в палате, и все потеют, а подмышки брили не все, только Райка, Светлана Евгеньевна, Светка и я – о, это очень тяжело.
В магазинах продавались дезодоранты. Но пользоваться ими в этой палате никто не мог, потому что у Татьяны Ивановны была страшная аллергия на дезодоранты. И потому некоторые бегали к умывальнику дважды в день, мыть подмышки. А Райка ещё аккуратно застирывала свои халаты под мышками. А Светлана Евгеньевна демонстративно морщилась, и переодевала халаты дважды в день.

Read more... )
ledi_diana: (долго гнать...)
ч.1 http://diana-ledi.livejournal.com/1063168.html
ч.2 http://diana-ledi.livejournal.com/1063557.html
ч.3 http://diana-ledi.livejournal.com/1063827.html
окнчание http://diana-ledi.livejournal.com/1064015.html

Когда я подошла к Светлане Евгеньевне с вопросом о заработках троллейбусных водительниц, она замялась.
Она часто мялась, прежде чем отвечать на мои вопросы.
Я была девочка. И девочка из хорошей семьи. А Светлана Евгеньевна не всегда знала, как разговаривать с девочками из хороших семей, несмотря на свою царственность, и тщательные локоны, томик Хемингуэя, а также заграничные халаты с запАхом.
Халаты с запАхом были чем-то, плохо укладываемым в советскую действительность, признаком зарубежной или царской роскоши были эти халаты, а также они намекали на быстрое развёртывание одежд, в случае чего, в отличие от халатов на пуговицах, которые носили все, так что веяло от халатов с запАхом тлетворным эротическим запахом, и некоторое осуждение они вызывали, эти халаты Светланы Евгеньевны, даже более, чем осуждение по поводу нескрываемой и даже выпячиваемой Райкиной развратности. И это понятно. Райкина лёгкость в решение вопросов того, чего в Советском Союзе не было - секса - была ясной и прозрачной. А халаты Светланы Евгеньевны несли в своих птицах, цветах, выписанных на атласе, а также в сложной с виду, но такой простой в эксплуатации, системе шнуровок томительную эротику. Эротику недоступной, кажущейся доступности. Светлана Евгеньевна, обёрнутая в такой халат, как бы говорила:
- Я вся твоя, только дёрни за шнурочек.
Но понятно было, что нужно знать, где дёрнуть. Знать тот конец, тот нерв, после нажатия на который вся Светлана Евгеньевна, с её локонами, тонкой душой, истомлённой в общежитии и троллейбусе - вдруг упадёт в твои объятия, и с томиком Хемингуэя.

Светлана Евгеньевна и Райка боролись за мою душу. Зачем-то им нужна была моя душа, этим соперницам из одной комнаты, одного общежития, одного троллейбусного парка.
К тому же они обе очень уважали моего папу.

Read more... )
ledi_diana: (долго гнать...)
ч.1 http://diana-ledi.livejournal.com/1063168.html
ч.2 http://diana-ledi.livejournal.com/1063557.html
ч.3 http://diana-ledi.livejournal.com/1063827.html
окончание http://diana-ledi.livejournal.com/1064015.html

Троллейбус дёрнулся и остановился.
Площадь Советская, Дом одежды! - торжественно-заунывно сказали динамики голосом Райки.
Райку я знала, знала и её троллейбус. Троллейбус имел два номера - номер маршрута и личный номер. Личный трёхзначный, я знала его точно, и всегда радовалась, встречая.
Когда нам с Райкиным троллейбусом было по пути - Райка не трогала троллейбус, пока я не подбегу. Долго ждала, сколько надо.
И за проезд денег не брала, и всем контролёрам велела меня не трогать. И правильно, мы с Райкой многое вместе прошли - совместные зондирования, сдачу анализов, рентгены, и я ещё прикрывала её перед врачами и медсёстрами, когда Райка сбегала из отделения потрахаться.
Потрахаться Райка бегала в лёгочное. Там в это время всегда обследовался райкин женатый воздыхатель. С ним, кстати, она тоже познакомилась в троллейбусе - здрасти, а где ещё могла знакомиться с хахалями Райка?
Воздыхатель был не райкиного круга, преподаватель из института.
- Ну ты даёшь! - смеялись над Райкой в депо и в общежитии транспортников.
- Да лишь бы не лечила. Как некоторые. - отбривала Райка.
Райка брить умела, умела стричь - и для стрижки у неё имелись другие хахали.
- А этот для чего? - спрашивала я.
- Этот? - Райка щурила глаза.
Глаза были подведены толстыми чёрными стрелками, на веках синие тени. Иногда тени были зелёными. Это если Райка надевала зелёный халат. Вообще халатов у неё было много, и тени к каждому халату всегда синие. И только к зелёному - зелёные. Так трактовала колористику Райка.
- Этот для любви, кыся моя. - говорила она мне.
Преподаватель был для любви, но Райку ему полагалось любить раз в год, когда они оба, сговорившись, ложились на плановые обследования. В одну больницу, но в разные отделения. Каждый - ориентируясь на слабое место в организме, как доказательство необходимости лечения.
Поэтому у Райки всегда был относительный порядок с гастроэнтерологией, а у преподавателя с лёгкими и бронхами.
И это понятно - роман длился не первый год, преподаватель успел защитить кандидатскую и уже заканчивал написание докторской. Вы можете представить этот роман?

Read more... )
ledi_diana: (цв)
Я не знаю, что с ними там делают.
Что они пьют, что едят - какую траву забвения они там принимают...

Есть у времени иллюстрация – Чёрно-белая, не обрамлена, Эмиграция, эмиграция, Я прощаюсь с тобой, сестра моя.


- И тебя вытащу. - сказала она мне, тщательно укладывая вещи в чемодане, затем откидывалась, нашаривала бокал с Шампанским, которое мы открыли на прощание, затем пила Шампанское, критично глядя строгим взглядом, поверх бокала, на чемоданную укладку.

Я стеснительно улыбалась. Мне было так неловко ей сказать, что я не хочу вытаскиваться.
вытаскиваться предстояло в Грецию, а Греция была мне неинтересна, что ли? - ну, то-есть, я не понимала, что я буду делать там, в Греции. И что вообще люди делают в Греции? - не представляла я.
Вернее, представляла, но представления мои были устаревшими - мне казалось, что там все только и делают, что ведут Троянские войны, бродят по Парфенону, бегут марафоны, иногда чистят Авгиевы конюшни. Но конюшни - это тоже так, не напрягаясь, в виде спорта.
Но что там буду делать я? - я не умела бегать марафоны, конюшни тоже меня не слишком привлекали. Я к тому времени хорошо знала, что в конюшнях водятся крысы. Конюшни - это вообще какой-то рассадник для крыс.
Троянская война опять же - нет, нечего мне было там делать, в этой Греции.
Разве что носить хитон.
Носить хитон я умела и любила. Я в тот период увлекалась хитонами, это была моя обычная домашняя одежда.
Правда, существовали ещё маслины. И оливы. Я так и не поняла различия между ними, поэтому очень любила и то, и другое. На всякий случай, чтоб не промахнуться.

- Да, у меня будет земля на берегу Эгейского моря. - сказала она, а я кивнула.
Вероятно, я как-то слабо кивнула, без вдохновения, потому что она вскричала:
- Ты вообще представляешь, что это такое - своя земля на берегу Эгейского моря?
- Нуууу... Это классно. - я попыталась изобразить зависть и спросила наугад: - А маслины там растут?
- Там только они и растут. - буркнула она. - Земля там каменистая, ничего больше не растёт.
Я представила землю, каменистую, а камни белые-белые. И всё это на берегу синего-синего Эгейского моря...
Это, конечно, красиво. Но вдруг война?
Троянская.
Я расхотела представлять. Не люблю летящих в меня стрел.
Очевидно, я очень огорчилась, думая о стрелах, потому что она удовлетворённо-обнадёживающе похлопала меня по руке и повторила:
- Ничего, я и тебя вытащу. - и вернулась к Шампанскому, чтобы потом вернуться к чемодану.
А я придумала единственно правильную реакцию и закивала так, с надеждой - что вот, мол, и меня вытащат. И я надену хитон, подберу волосы высоко на затылке, но несколько прядей выпущу и закручу так, закручу лёгкой спиралькой - и пойду-ка я по земле, каменистой, белой-белой. И будет всё это на берегу моря. Эгейского. Синего-синего. А она будет тоже идти рядом со мной, и тоже в хитоне, она будет ещё красивее, потому что она всегда была красивее, чем я, и её золотистые волосы будут тоже такими спиральками спускаться на затылок из узла, собранного почти на макушке.

Она мою надежду увидела, и ей стало приятно.
и правильно. Человеку если уезжать, даже к синему-синему морю, так оно всё равно немного тяжело. А так у человека есть задача вытащить тех, кто остался.

Саша...

Read more... )
ledi_diana: (влучно)
- Как, нет виртуала? - удивился мой собеседник. - И не было?
- Никогда. - твёрдо ответила я.
- Ты хочешь сказать, что за столько лет жизни в ЖЖ ты не создала ни одного виртуала? А как же ты расслабляешься? А как ты смогла удержаться?
- Ну, понимаешь... Мне это противопоказано. Я сдам себя же очень быстро. Я не умею подделывать почерк. А мой собственный настолько специфичен, что его сразу узнают.
- Это да. - ответил собеседник и задумался.
- А у тебя? - спросила я.
- За кого ты меня принимаешь? Конечно нет. - твёрдо ответил собеседник, настолько прямо и честно глядя в мои глаза, что я сразу смогла прочесть правильный ответ.
- И никогда не было. - добавил собеседник, добавляя гипнотичности в свой прямой и честный взгляд настолько, что мне даже пришлось торопливо покивать.

... заметьте, я вовсе не стала демонстрировать тщательно выверенное удивление - зачем, мол, эти виртуалы, и стоит ли тратить на них цветы своей селезёнки?
Нет-нет, раз и навсегда я знала точно - виртуалы необходимы.
Они нужны как маска на карнавале, как новое платье короля, как ножки вместо хвоста, как голубой паричок для Мальвины, как портрет Дориана Грея, как мнимое сумасшествие Гамлета, как старая хохмочка Сирано де Бержерака, как волшебный голос Джельсомино и его же подружка Кошка с недостающей ногой.
Чем тоньше и прозрачней становимся мы в стеклянных домиках блогов своих - тем нужнее нам виртуалы. По мере продвижения превращаемые во флиртуалы, верчуалы, ворчуалы, мечтоалы, плачуалы, хохмоалы, и прочие причандалы - в зависимости от того, чего блогеру не доставало.
Простите за плохие стихи, получившиеся в результате - и кстати, по стихам!
Поэзия!
Эта рыдающая нимфа блогов, эта сетевая поэзия, в причастности к которой признаваться стыдно и непотребно - одна из основных причин заведения виртуалов.
Ибо - кто без греха?
То-есть, без позывов сотворить рифмованное, выдать читателю, над вымыслом слезами обливающемуся - далее стричь вздохи дев, или ярость троллей, в зависимости от того, с какой целью создавалась виртуальная поэзия. А то и заявиться в подмасочную виртуальную поэзию в своей собственной личине - и либо поаплодировать, либо поржать от души, приняв на грудь удары защитников сетевого поэта. И удалиться, руки потирая - работает, мол...
Всяк расслабляется как хочет - не стоит строгих осуждений выносить.

Конечно, я не говорю о виртуалах, созданных для работы - кыш, кыш, чур меня, чур от этих бледных копий, не то что:
настоящий
наведенный
слепленный из глины, межрёберного мяса, мечтаний и надежд, обид и устремлений, одиночества в сети и невыносимой лёгкости бытия - и скреплённый собственной слюной...

... великолепный в своей самостоятельности, самодостаточный, качественный, с виду не догадаешься об андроидной сути - virtualis vulgaris!

Люблю их нежно, бережно храню их тайну, из уважения к чужому новому платью короля на этом маскараде - и тихо радуюсь, когда они заходят...
Они заходят редко под своей маской. И под хозяйской маской редко. Поскольку нет пугливее и трепетней существа, чем созданный с претензией на долгую жизнь, виртуал.
Не стоит их искать - они почувствуют твой поиск сразу, они услышат его своими специально отрощенными длинными ушами, они узнают твой интерес посредством рецепторов на конце каждого волоска мохнатой шкурки.

Read more... )
ledi_diana: (профиль)
Есть чувачок один. Его я очень уважаю.

Я уважаю, потому что он всегда поможет - но только в том случае, если ты его поймёшь. Научишься им пользоваться.
Смиришься с некоторыми его особенностями. Главная из которых - он спешен до неторопливости.
Мудр до идиотизма.
Весел до слёз.
Беззащитен до полной неуязвимости.
Агрессивен до беззащитности.
И дальше - до бесконечности, с которой он, кстати, всегда на ты.

Он всегда рядом, даже если тебя бросил. А бросает он постоянно. Безмятежно и восхитительно-небрежно слушая твои крики и просьбы вернуть что было.
Он ежеминутно забывает тебя навсегда, помня о тебе каждый день, каждый час, каждую секунду...

Он рядом, он всегда, мне без него никак, нигде и никуда.
Он помогает и за ручку держит.
Он рядом, что бы я ни делала - собирала бы клубнику этого года, с улыбкой вспоминая первые ягоды, и как мы радовались, получив их. И было их всего штук пять - а сейчас ого-го!
Ты слышишь, слышишь? Это ты помог мне, ведь правда, правда?
Лежа под капельницами, вяло ручкой - ты здесь, ты слышишь? Ты поможешь, ведб правда, правда?

- Я здесь, я помогу. - он отвечает.
В его ответе я слышу - я всегда с тобой...
В его ответе я знаю - я брошу тебя в ту же секунду...

Но, всякий раз забывая обо мне навсегда, то-есть помня меня ежесекундно - он помогает мне.
Он знает - я в него верю.

Хороший чувачок, которого я очень уважаю

Read more... )
ledi_diana: (утюг)
посвящается Саше и Руслане

Есть одна известная картинка, которую легко найти в Гугле, стоит ввести запрос:
"Везде мерещится Гитлер?"

Я ввела и нашла.
Я всегда так делаю, когда хочу написать пост, подобный этому. Я вспоминаю об этой картинке и иду её искать, чтобы проиллюстрировать пост, подобный этому.

И всегда останавливаюсь и не забираю картинку в очередной пост, подобный этому.
Почему? - а я всегда забываю о продолжении фразы в этой картинке.
А, обретая продолжение, иллюстрировать уже не хочу. Неледский это стиль - такими продолжениями иллюстрировать.
Suum cuique...
Хотя с резюме, выведенным под картинкой, я всё же категорически, совсем неполедски, согласна.

Но я не о картинке, собственно.
Я о девочке Леночке и Гитлере.

... девочка Леночка работала в нашем отделе регулировщиком электронной аппаратуры.
Неженское занятие - такая регулировка, но Леночка умела регулировать, и парни-регулировщики это умение в ней ценили.

На самом деле Леночка работала в нашем отделе ещё и иконой стиля - совмещая эти два занятия так непринуждённо, как может совмещать подобное только настоящая икона стиля.
Икон стиля в нашем отделе было несколько. И все они вылезали из кожи вон, и из своих нарядов, чтобы иконить, иконить без устали и самозабвенно.
Все они имели достаточное количество подражательниц, и команды стилей сражались в нашем отделе - во имя красоты, и к вящей гордости мужчин нашего отдела.

И только Леночка подражательниц не имела, потому что такому утончённому вкусу, который легко и независимо несла в себе и на себе Леночка, подражать было невозможно, но с этим надо родиться или, по крайней мере, воспитываться.

Cuique suum...

Однако, я здесь не об этом. Да и описывать вкус и стиль - дело сложное, тонкое, изысканное, и некогда, мне тут ещё о Гитлере...

Read more... )
ledi_diana: (глазки)
... и если вы смогли прочесть этот весёлый, жизнеутверждающий текст - угадайте с двух раз, в каком состоянии моя депрессия?
Особенно на фоне того, что меня ещё не собираются выписывать.
Мне подбирают лекарства. Делается это так - я пробую лекарство. Потом меня откачивают. Потом я отдыхаю до следующего дня. И всё сначала, но уже с другим лекарством.................



- Проститутка! - гремело над парком.
- Я тебя кормила, а ты что делаешь? - отчаяние катилось по одуванным полянам.
- Не смей убивать ребёнка, сволочь старая! Он же живой! Отдай ребёнка..... - на этом моменте тревожно стукнуло моё больное сердце, и поднялась я медленно над пеньком, который всегда охотно принимал на себя тощую мою задницу.

- Кто убивает ребёнка? - как бы вопросила я, откладывая пакет, наполненный купленными в больничной аптеке ампулами, коробками, системами для капельниц и прочим скарбом, сулящим мне здоровье.
- Где убивают ребёнка? - грозно вскрикнула я, нашаривая освободившимися руками сосновую ветвь поувесистее, и скрипнул пень согласно.

- Да вот же, проститутка! Отберите ребёнка, она же его убъёт! А мать как переживёт? - кричала мне грузная старушка в белом кружевном костюме пышной юбки и приталенного жакета - костюме, дополненном кружевными белыми митенками и кокетливой шляпкой.

Read more... )
ledi_diana: (хортица)
или
ПЕСНЯ О БОЛЬШОМ МАРКЕТИНГЕ, ДВУХ ВЕСЁЛЫХ СТОЛЯРАХ, ОДНОМ БУХГАЛТЕРЕ И ПЕЛЬМЕНЯХ

К тому времени я уже давно отошла от разрушений, причинённых мне маркетинговыми исследованиями, и могла снова утверждать, что я люблю пельмени.
Но у меня оставалось дело к двум весёлым столярам, и свидание с моим другом бухгалтером, пельменями и собственно Большой Пельменной я назначила на вторую половину дня.
И поехала к двум весёлым столярам.

Войдя в столярку, я приготовилась хлопнуться на старинный сундук, что у двери - но сундук отсутствовал.
- А где? - спросила я.
- А вот! - гордо ответил мне мой друг весёлый столяр и извлёк из шкафчика для инструментов бутылку армянского коньяку.
И я ахнула от восхищения. Потому что лучше армянского коньяку не бывает, это вам скажет кто угодно.
Ну любила я его, любила!

Сундук наконец был отреставрирован, и удачно. Владельцы тоже о нём вспомнили, и, кроме денежного эквивалента, предложили в качестве премии армянский коньяк и шоколадку.
- Пирожки! Погодите, я сбегаю за пирожками! - закричал ученик столяра.
- Не надо. Потом! - хором ответили мы, и нас можно понять. Потому что если есть перед глазами армянский коньяк - ждать, пока к нему принесут пирожки, преступно.
К тому же если есть в наличии армянский коньяк, разбавлять его вонючими пирожками от угловой бабушки преступно вдвойне.

И мы начали пить армянский коньяк и подпевать старенькому магнитофону.

Время встречи с Большой Пельменной приближалось, но армянский коньяк ещё присутствовал, поэтому я не дрогнула, принимая решение. И меня можно понять - какие там будут пельмени, я ещё не знала, но коньяк был уже здесь, и был хорош.
А каким ещё может быть армянский коньяк?
Я попросила моих друзей срочно найти для меня телефон.
- Есть телефон, как не быть. - поскрёб затылок мой друг весёлый столяр и повёл меня этажом выше, в контору ЖЭКа.
В конторе ЖЭКа имелась бухгалтерия, в бухгалтерии сидели бухгалтеры, все они были женщинами, поэтому все были неравнодушны к моему другу - красавчику, умнице и просто аристократу от столярного дела.
Я позвонила другу-бухгалтеру, и предложила перенести встречу с Большой Пельменной на час позднее.
- Хорошо. - весело ответил мне мой друг. - Я и пельмени ждём тебя через час.

И мы вернулись в полуподвал, к коньяку.
- Однако, пирожки бы не мешали. - неуверенно спросил ученик столяра.
- Нет, потом! - отмахнулись мы и погрузились в коньяк.
Час пролетел. Коньяк ещё оставался.
- Нет-нет. - твёрдо возразили мне мои друзья, два весёлых столяра. - Никаких пельменей. Только коньяк!

Read more... )
ledi_diana: (хортица)
или
ПЕСНЯ О БОЛЬШОМ МАРКЕТИНГЕ, ДВУХ ВЕСЁЛЫХ СТОЛЯРАХ, ОДНОМ БУХГАЛТЕРЕ И ПЕЛЬМЕНЯХ

А были два весёлых столяра.
Один был - главный столяр, и работал он в столярке, как водится.
Второй был - ученик столяра, и звучит это как ученик чародея.
Но я хочу поведать вовсе не о чародействе, и не о столярском мастерстве и их же жизни, а о пельменях...

Столяр был моим другом, и был он сначала вовсе не столяр, а будущий инженер, к чему нам всем и полагалось стремиться.
А он не стремился. Не любил он это дело, ну не любил!
А ученик его, тот вовсе незнамо чего любил, был он молод и весел и решил провести свою молодость как бы в поисках себя и своего пути, как водится, но мы-то все знаем, что это обычная отмазка для весёлой молодости.
Мой друг весёлый столяр тоже не слишком себя искал, и когда все пошли - кто в инженерию, кто в технологию производства, благо заводов хватало, а кто почему-то в юриспруденцию - ну, бывает... - мой друг обрёл себя в любви к дереву и производных от него, и решил обучаться. Сказано - сделано. Обучение решил начинать не с теории, а сразу с практики, и как-то быстро пошёл вгору.
Ну любил он это дело, любил.
А о пельменях потом.

Read more... )
ledi_diana: (обида)
И когда у первого поворота
меня обдает взрывная волна,
я понимаю —
это всего лишь
ветер времени моего.


- Я буду играть для тебя. - упрямо сказал мне польско-немецкий спутник.
- Нет, пожалуйста, не надо. - попросила я его.
Мне было очень неудобно, и собирались люди. Люди улыбались, а мне было не до смеха. Иностранцы иногда слишком непосредственные. Польско-немецкий мой знакомый был каким-то абсолютно непосредственным. Иногда до неприличия.

- Надо! - твёрдо сказал он.
Он оглянулся вокруг, увидел некоторое количество людей и поклонился. Люди сразу зааплодировали.
- Леди и джентльмены! - торжественно заявил польско-немецкий спутник. - Я плохо знать язык. Я хочу играть для она.
- Для неё. - кто-то подсказал.
- Для неё! - торжественно сказал он.
и указал на меня пальцем.
Люди одобрительно погудели. Я прикрыла лицо рукой.
- Она... - он пощёлкал пальцами, подбирая слова. - Как слово... Бьютифул!
- Ты что, играешь на саксофоне? - спросила я.
- Я играть! Я играю. Труба, сакс, всё играю. Для тебя.

И снова обратился к людям. Люди, до этого шедшие мимо уличного музыканта, останавливались и радостно организовывали аудиторию.
Уличный музыкант отдыхал и с удовольствием предоставил инструмент польско-немецкому моему спутнику.

- Но я ещё говорить! Леди и джентльмены! Она меня не любить. Она... - он пощёлкал пальцами. - О! Другой мужчина. Любить. Но я буду играть. И она будет меня любить!

Люди восторженно взревели и аплодировали.
Бесплатный цирк на пустых улицах летнего города устраивал всех. Меня не устраивал, я могла встретить знакомых, знакомые могли сделать неправильные выводы - но кто меня спрашивал?

Read more... )
ledi_diana: (обида)
... утром в палату вошла красивая врач, жена заведующего отделением Борисыча.
Она обходила палату, всегда начиная с коек у окна. И сразу пошла к оконной койке. Это была моя койка, я всегда выбирала это место, чтобы смотреть в окно и видеть цепочку летящих грачей. Мне было очень важно всегда заметить последнего грача. Но никогда я не замечала последнего. Тогда, когда мне казалось, что пролетел последний, и уже так темно, что летящих грачей не будет до утра - всегда находился один какой-то грач, догоняющий стаю в сумерках.

Красивая врач шла ко мне и улыбалась, как вдруг резко остановилась возле таниной кровати.
Таня, прекрасно выспавшись, сидела на кровати и улыбалась красивой врачу. Таня очень любила красивых врачей и медсестёр. И цветочки любила. Красивое всё, одним словом.
- Танечка, а давай послушаемя. - сказала врач, сдвигая брови.
У неё были брови такими ровными дугами. И очень гладкий лоб. Но когда она брови сдвигала, лоб становился складками.
Теперь лоб стал складками. Таня послушно подняла маечку и свитер и стала очень дышать, как и требуется, когда к тебе подходит врач и снимает с шеи эту штуку, которую я уже знала, как называется - фо-нен-до-скоп.

Врач слушала Таню недолго, а лоб её становился всё больше складками.
Затем врач вынула из ушей фонендоскоп, быстренько положила его в карман халата, заправила Танину маечку и свитер в колготы и повернулась к нам:
- Девочки. - тихо сказала она.
Но нам почему-то стало от этого тихого голоса тревожно.
- Девочки, я потом проведу у вас обход. Сейчас быстро одевайтесь потеплее, и одевайте Таню. Ей надо погулять.
- Зачем? - спросила Оля удивлённо.
- У неё сейчас будет приступ. Надо вывести на улицу, быстренько. - сказала красивая врач и быстро застучала каблучками - из палаты, к медсестринскому посту.
Вскоре в палату вбежала Наташа и санитарка. Санитарка несла в руках наши курточки и пальто, Наташа начала быстро одевать Таню.

- Пальто застегните! - крикнула нам вослед Наташа. - Не хватало, чтобы все тут простудились.
- Я возле окна. - кричала она ещё. - если она начнёт задыхаться, машите руками.

Read more... )
ledi_diana: (радость)
... войну решили объявить в холле между детским отделением с одной стороны и взрослой терапией с другой, а по центру - застеклённая дверь, ведущая в столовую.
Там ещё лестница, и рядом выход из подвала.
Войну решили объявлять после ухода медсестры Наташи. Ночные медсёстры были не такими бдительными к нам, как Наташа. Ночные уходили в хирургию и там пили с хирургами чай.

К объявлению войны из отделения вышли все мальчики и девочки. Девочек было десять человек, мальчиков в два раза больше, но все малышня. Большие только баба Толик и неприятный мальчик Саня.
Мальчики стояли возле столовой, так, в ряд.
Девочки вышли из подвала. Так я задумала, чтобы показать, что мы смелее мальчиков.
Девочки вышли и там же остановились, а мы трое - я, Света и маленькая Таня - решительно направились к мальчишескому ряду.
- Мы объявляем вам ультиматум! - торжественно сказала Таня.
Это должна была сказать я или мой командирский заместитель Света. Но Таня очень просила, и мы ей позволили.
- Та ты шо? - спросил Саня и улыбнулся Тане.
Тане все улыбались.
- А пошли в парк погуляем все? - спросил Саня и посмотрел на Свету. И Света очень растерялась.
Понятно, почему она растерялась. Если тебя приглашает в парк большой четырнадцатилетний мальчик, пусть даже такой маленький как Саня - обязательно растеряешься. А можешь случайно и согласиться. Поэтому Света растерянно посмотрела на меня, а я быстро ответила:
- Мы с врагами не гуляем.
- Да! - кивнула головой Таня.

Read more... )

Profile

ledi_diana: (Default)
ledi_diana

July 2015

S M T W T F S
   1234
567891011
121314151617 18
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 24th, 2017 10:46 am
Powered by Dreamwidth Studios